V-CmdMwY

Как Панамские документы, ИПДО и Глобальный реестр могут изменить воздействие на политику по данным о бенефициарной собственности

Публикация Панамских документов привлекла беспрецедентное глобальное внимание вокруг проблемы коррупции и налоговой справедливости, и у ряда выявленных имен есть связи с добывающим сектором. Тема взорвала СМИ, поднялись протесты, и подали в отставку чиновники. Помимо реформ в налоговой и корпоративной политике, граждане требуют положить конец секретности, которая позволяла высокопоставленным должностным лицам и членам их семей извлекать выгоду от непрозрачности.

Но, а с практической точки зрения, как это изменение может произойти? Часть решения включает в себя прозрачность бенефициарной собственности – опубликование имен фактических, живых, дышащих людей кто владеет активами, извлекает выгоду из них или контролирует их. За последние несколько месяцев, разработки в области Инициативы Прозрачности Добывающих Отраслей (ИПДО), а также за пределами нефтяной, газовой и горнодобывающей промышленности значительно увеличили потенциал для раскрытия такого рода информации.

В феврале, Правление ИПДО приняло Стандарт ИПДО 2016. Одной из самых больших изменений в новом Стандарте является то, что участвующие страны теперь должны запрашивать (а компании должны раскрывать) сведения о бенефициарной собственности до 1-го января 2020 года. До 1-го января 2017 года, группы заинтересованных сторон на уровне страны должны разработать план действий с изложением того, как они будут выполнять раскрытие информации. В соответствии с новым стандартом, информация о личностях бенефициарных владельцев должно будет включать имя «физического лица», который является фактическим владельцем, его / ее национальность, страну проживания, а также уровень собственности; подробности о том, как осуществляется собственность или контроль; а также имена любых вовлеченых политически значимых лиц.  Компании должны будут гарантировать точность предоставляемой ими информации, а отчетность ИПДО должна указать название любых компаний, которые не в состоянии предоставить всю или часть информации о бенефициарной собственности. Требования по отчетам применяются ко всем юридическим лицам, которые участвуют в тендере, эксплуатируют или инвестируют в активы добывающего сектора в странах ИПДО.

ИПДО не один в этом вопросе: Всемирный Банк в 2015 году взял на себя обязательство изучать возможности для сбора и раскрытия информации о бенефициарной собственности лиц, участвующих в закупках финансируемых Всемирным Банком. А на прошлой неделе в Великобритании вступил в силу новый закон, который требует, чтобы все компании имели общедоступный реестр их бенефициарных владельцев; начиная с июня правительство Великобритании запустит бесплатный общедоступный реестр по информации о бенефициарной собственности компаний.

На этой неделе Партнертсво по Открытым Контрактам и Открытые Корпорации, две НПО по прозрачности, объявили с целым рядом организаций гражданского общества (ОГО) намерение запуститьглобальный реестр бенефициарной собственности (GBOR). Глобальный реестр имеет очень важное значение для нескольких заинтересованных сторон: оно предоставит компании, рассматривающее возможность совместного предприятия, информацию о потенциальных компаниях-партнерах; даст ОГО и журналистам доступ к информации о том, кто в конечном итоге имеет выгоду от добывающей деятельности; и предоставит правительствам всестороннюю информацию для обеспечения правопорядка. Глобальный реестр предоставит общественности детали бенефициарной собственности в формате открытых данных на платформе, где компании могут самостоятельно раскрывать информацию о собственности. Для ИПДО-реализуемых правительств платформа могла бы служить в качестве инструмента для централизованного сбора данных.
Оправдания, отговорки

Так, каким же образом эти последние разработки смогут помочь взяться за теми сценариями которые были раскрыты Панамскими документами? То, как отдельные лица, причастные к утечке, пояснили их действия являются хорошим началом для понимания той роли, которую прозрачность бенефициарной собственности могла бы сыграть. Объяснения делятся на несколько основных категорий, и есть урок, чтобы извлечь из каждого из них.

 «То, что я делал, не было незаконным.» 

В основном негодования вокруг Панамских документов была связано со степенью вовлечения политически значимых лиц. Хотя это и не всегда так, собсвенность и контроль добывающих компаний (в том числе оффшорных) со стороны политически значимымых лиц может быть результатом конфликта интересов во время заключения контрактов и выдачи лицензии со стороны государства. Оно также может создавать громадные возможности для взяточничества, отмывания денег, обмана при заключении договора и других видов финансовых преступлений. Иногда эти лица используют скрытую собственность, чтобы облегчить уклонение от уплаты налогов, которое может быть совершенно законным, но, которого они предпочитают скрывать по репутационным причинам. Как отмечалось в нашем брифинге Owning Up, раскрытие политически значимых бенефициарных владельцев – что требуется ИПДО – может помочь выявлять и пресекать как коррумпированность в корыстных целях, так и «легальную» коррупцию, например как уклонение от уплаты налогов.

«А ведь информация о холдинг-компании была публично раскрыта»

Названия холдинг компаний иногда обнародуются в ходе добывающих проектов, но так как истинные владельцы скрыты, ничего не выглядит подозрительным. Раскрытие информации о бенефициарной собственности через платформы как ИПДО может помочь найти эти связи, поскольку отчетность ИПДО предоставляет обширную контекстуальную информацию о многих аспектах добывающего сектора страны, такие как информация о том, как выдаются лицензии. Эти общие раскрытия ИПДО могут помочь выявить, когда нефтяная компания находящийся в бенефициарной собственности какого-либо политика или другого политически значимого лица получает ценную лицензию. Например, в докладе ИПДО 2014 по ДРК выявили, что бенефициарными владельцами компании, которой выдали лицензию на разведку, были членами семьи Дэна Гертлера, политически значимого лица со связями с президентом страны.

«Компания не владеет активами или не участвует в каких-либо сделках»

Тут мы начинаем видеть важность дополнительных глобальных структур, необходимые чтобы поддержать такие отраслевые услия как ИПДО, или усилия в сфере недвижимости в США, и где важность глобального реестра бенефициарной собственности становится ясным. Часто роль холдинг компании может быть очень минимальной, для временных активов. Было бы сложно для отраслевых усилий, которые сосредоточены на каком-либо проекте как в случае с ИПДО, или на каком-либо активе как в случае с недвижимостью, охватывать все. Даже при наличии глобального реестра, все равно придется «найти связи», однако более широкий объем раскрытой информации может помочь охватить более широкий спектр зон опасности.

Найти связи

Таким образом, мы видим несколько причин почему глобальный реестр бенефициарной собственности смог бы дополнить требование ИПДО по раскрытию бенефициарной собственности в качестве платформы для сбора и публикации ИПДО информации о бенефициарной собственности:

Информация о бенефициарной собственности должна быть открытой по умолчанию.

Данные о бенефициарной собственности должны быть публичными и открытыми по умолчанию так, чтобы ими могли пользоваться ОГО, журналисты и компании, а не только само правительство. Они должны считаться частью инфраструктуры общедоступной информации точно так же как реестр компании, контракты, информации о лицензиях и земельные кадастры. ИУПР приветствуем, что новый стандарт ИПДО одобряет, что данные о бенефициарной собственности должны быть публичными.

Глобальный реестр может устранить дорогостоящие технологические решения.

Глобальный реестр бенефициарной собственности устраняет потенциально дорогостоящие технические трудности стран, которым приходится приобретать, проектировать, разрабатывать и поддерживать эти реестры с нуля. Это послужило бы в качестве доступного решения для правительств стран, стремящихся обеспечить соблюдение правил бенефициарной собственности. Удаление этого технического барьера может стать фактором для изменения правилы игры, поскольку несколько стран в рамках ИПДО имеют ограниченные ресурсы. Глобальный реестр может позволить странам ИПДО сосредоточиться на том, что является важным – сбор и анализ высокоточных детализированных данных от компаний.

Должна быть масштабная возможность для межсекторного и межгосударственного взаимодействя

Во многих странах, богатых природными ресурсами, коррупция в добывающем секторе включает в себя несколько юрисдикций страны и происходит в сочетании с коррупцией в других секторах (например, телекоммуникации, инфраструктура, спорт). Утечка Панамских документов еще раз подтвердила, что культура коррупции часто охватывает страны и секторы. Несмотря на то, что стоит протезировать раскрытие бенефициарной собственности в отраслях с высокой степенью риска, таких как добывающий, это принцип, должен быть реализован во всех секторах. С наличием глобального реестра страны ИПДО могли бы осуществлять раскрытие бенефициарной собственности для добывающих секторов в качестве первого шага, а затем расширить обязанности по предоставлению отчета всем компаниям без необходимости создавать многочисленные информационные системы бенефициарной собственности внутри правительства. Глобальный реестр может служить в качестве совместной платформы, помогая снизить риск разработки бункера данных низкого качества или ограниченного охвата.

Страны должны принимать принцип «многостореннего конроля» 

Даже в условиях идеального технического руководства по сбору данных, страны ИПДО все равно будут отличатся в практике по предоставлению отчетов и качеству данных. С этой точки зрения, централизованная база смог ба сыграть важную роль так как она предоставила бы возможность большим государствам, гражданам, ОГО, журналистам и инвесторам оценивать, рассматривать и использовать эти данные. В конечном итоге, будет намного легче использовать данные из одного централизованного источника, нежели из десятки разных веб-сайтов с слегка разными форматами и функциональными возможностями. Многосторонний контроль над данными со временем поощряет государства вырабатывать информацию более высокого качества так как пользователи данных выявляют и отмечают ошибки. Напротив, многочисленные веб-сайты стран включающие в себя информацию о бенефиционарной собственности различного качества усложнят анализ данных и уменьшат непосредственные возможности для использования этих данных.

Что потом

ИУПР оказывает поддержку странам по прозрачности бенефициарной собственности, и мы видим несколько возможностей для дальнейшего сотрудничества

Содействовать во внедрении плана действий

С 51 ИПДО странах приближающиеся к конечному сроку по первому раскрытию информаций бенефиционарной собственности – планы должны быть опубликованы до 1 января 2017 –заинтересованным сторонам нужно содействовать в планировании раскрытия информации по бенефиционарной собственности таким образом что бы соответствовать местным требованиям. ИУПР будет продолжать оказывать поддержку странам ИПДО в их планировании раскрытия бенефициарной собственности, начиная от предоставления технических консультаций по правовым реформам, которые содействуют раскрытиям, до содействия использованию доступных инструментов данных как глобальный реестр.

Способствовать крепкой обратной связи между разработчиками платформы, издателями и пользователями информации

Обратная связь будет крайне важной для обеспечения удачного глобального реестра. С тем временем как ИУПР сотрудничает с партнерами и заинтересованными сторонами в ИПДО странах, мы будем содействовать к созданию необходимой обратной связи междуразработчиками платформы, издателями и пользователями по мере продвижения работ.

Использование данных

В ИУПР мы стремимся углубиться в публичные информации о бенефиционарной собственности и превратить их в полезный инструмент для ОГО, правительства, компаний и журналистов. Используя проект и наши контрактные источники – resourceprojects.org и resourcecontracts.org – мы будем сотрудничать с ИПДО странами и с новым глобальном реестром для обеспечения взаимодействие данных в рамках экосистемы по информациям о добывающих отрослях с целю увеличения потенциала до максимального уровня что обеспечило бы содействие данных по бенефиционарной собственности более широким анализам политики и публичным дебатам.

Эрика Вестербарг является старшим сотрудником по вопросам управления, а Андерс Педерсен сотрудник по открытым данным в ИУПР. 

Институт управления природными ресурсами (NRGI)